Роман Ивлиев: как стать техническим директором

Роман Ивлиев (“технический директор” «компания N»): Откровенное интервью о том, как стать техническим директором, упырях в менеджменте и пертурбациях внутри известных компаний.

ivliev
Роман Ивлиев

Как вы знаете, этим летом мы отмечали 10-летие тренерской деятельности Александра Орлова и 7-летие Стратоплана. Стало интересно: а кто был нашим первым студентом? И что он может рассказать о своей подлинной живой истории и том — был ли полезен ему опыт, приобретенный в Школе менеджеров?

Сказано — сделано. Мы подняли статистику и нашли Того Самого человека. Им оказался широко известный в узких кругах IT — Роман Ивлиев.


Рома, привет! Мы внезапно узнали, что ты у нас был первым студентом в нашей первой онлайн программе далекого 2010 года…

На самом деле, я сам очень сильно удивился. Буквально месяц назад я копался в Evernote, выковыривал оттуда всякие старости, и внезапно нарыл домашние задания, которые я делал. Судорожно пытался вспомнить, к чему они относятся. Ну, в смысле, я понял, что это к вам относится, но что за занятие это было… Когда ты написал — посмотрел, действительно, 2010 год, октябрь месяц.

Слушай, спасибо, что согласился с нами побеседовать. Расскажи, пожалуйста, коротенько, минут на сорок, как начинался твой путь в IT.

Начинался он, на самом деле, очень интересно. Мама у меня физик, папа у меня физик. Поэтому при попытке сделать из меня физика я решил от этого дела откосить и пошёл на факультет кибернетики в Московском Инженерно-Физическом Институте. Дух сопротивления во мне сыграл. Я решил, что если папа физик, мама физик — то не надо быть ещё одному физику в семье: достаточно. Так я попал на кибернетику. Там в конце второго курса я решил, что, наверное, нужно уже куда-то себя девать. Потому что до этого я занимался всякой техникой — ну, всякой фигнёй, чем обычно в восемнадцатилетнем возрасте занимаются. И я пошёл на поклон к заведующему кафедрой: попросил, чтобы он меня куда-нибудь пристроил. Он меня пристроил, компания называлась Барс, она до сих пор существует с переменным успехом. Компания в то время занималась тестированием и разработкой софта для бортовой авиации и работала на американцев. И фактически это мой был первый такой заход по-взрослому, первый заход в IT был через самолёты. Вот такая вот петрушка.

Круто.

Дальше я в этих самолётах варился, варился до 2005 года, то есть, до окончания института. А после окончания института во мне сыграла патриотическая нота: я решил, что надо пойти и поработать немножко на государство. В итоге, работая на государство, я ещё три года потом трудился на некоем оборонном предприятии: писал софт для неких изделий, которые по Красной площади иногда на Девятое мая проезжали. То есть, инженерию не бросил, просто поменял тестирование на разработку. Так сложилось. И, по большому счёту, как раз тогда первый раз я стал руководителем группы. У меня было там три студента, которыми я командовал. Это было дальше.

А дальше в 2008-м один мой институтский товарищ сманил меня в Auriga, тоже на тестирование. Там я занимался медицинским софтом, системой документооборота, и, впервые в карьере, всякими разными штуками, связанными непосредственно с менеджментом. А потом небезызвестный вам персонаж Максим Дорофеев — есть такой на карте нашей родины, — которого по моей рекомендации сманили сначала из Барс в Auriga, в итоге сманил меня в «Касперского». В 2009-м он перешёл работать в «Касперского», и сманил туда и меня. В «Касперский» я тоже попал на тестирование, потому что разработки там на тот момент хватало. Но буквально через полгода разработка кончилась — потому что свалили все основные игроки по разработке, которые пилили на тот момент все сайты «Касперского», и в итоге оказалось, что самый разработчик — это тестировщик, то есть я. Так я начал программировать на Perl и делать сайты «Касперского». Собственно, чем я и занимался…

Дальше было интереснее. То есть, это был Perl и FreeBSD. Спустя два года, если я не ошибаюсь, у менеджеров «Касперского» родилась гениальная идея, что старая CMS — это полное говно… Можно же говорить слово «говно»?

Конечно, мы всё вырежем.

В итоге они сказали, что старая CMS — это просто прямо «бе-э…» и наняли некоего буржуя, я уж не помню откуда. И в итоге он продал «Касперскому» гениальное изобретение голландцев: на .Net написанную CMS жутко огромную: Java, .Net… Короче, кошмарный кошмар. В итоге, всех трех менеджеров, которые её развивали, уволили за то, что они не справились. И, как сам понимаешь, самым менеджером оказался тестировщик, который до этого переквалифицировался в разработчика. И в итоге пришли и сказали: чуваки, надо, короче, что-то с этим делать. В итоге, я за это дело взялся — просто потому, что интересно стало. И вот через год с матом-перематом и с белорусской командой, которую мне вручили, в Минске найденную… (Я, кстати, тогда полюбил Минск и в Минск тогда гонял раз в полгода, если даже не чаще. Очень хороший город.) И в итоге я запустил эту хрень благополучно, с матом-перематом.

Там, кстати, была очень прикольная история, как её передавали в эксплуатацию. [Вырезано из соображений конфиденциальности.] В итоге мы её воткнули, запустили, она благополучно завелась. А потом я что-то не нашёл общий язык с вождём: там были сложные изменения. Это как раз 2012 год или 2013-й, когда «Касперского» колбасило. Менялось руководство, менялось то, сё, пятое-десятое. В итоге…

Вождь – это не Евгений Касперский, правда?

Да конечно нет. Это просто был какой-то переколбас мощный. Вышла Наташа (Касперская – прим.Стратоплан) из бизнеса, вышли ещё там всякие чуваки. И в итоге моим начальником вместо хорошего парня стал не очень хороший парень. И я благополучно посидел под ним, попыхтел, покряхтел. Не сошлись мы с ним характерами. И в итоге я пошёл смотреть, чего есть на рынке. Посмотрел-посмотрел. На тот момент фактически у меня была команда человек пятнадцать.

Кстати, менеджером в «Касперском» я стал очень прикольно. Я пришёл и сказал: «Чуваки, дайте мне побольше денег». А чуваки сказали: «Извини, чувак, но тестировщиком ты не можешь получать больше денег, чем у тебя есть. Давай мы тебя менеджером сделаем». «Ну давай». Так я стал менеджером проекта. Причём девки-кадровички ошиблись, и я автоматически стал менеджером проекта в департаменте не IT, где я работал, а в R&D, где я, соответственно, никогда не работал. Поэтому я всех своих начальников посылал на хрен и говорил, что они вообще мне никто — я работаю в другом подразделении. А когда они начинали выпендриваться, я бежал в кадровичку, брал оттуда копию трудовой книжки, приносил и говорил: «Вот, смотрите». Ну, это, конечно, шутка, но тем не менее, пару раз я так козырял.

И в итоге, когда в «Касперском» стало грустно, и начальник мой стал мне сильно очень надоедать, я начал смотреть по сторонам. Сходил туда, сходил сюда… Сходил в один банк [Роман назвал конкретный банк, но мы вырезали, чтобы не задевать нашего корп.клиента :)], мне предложили какое-то голимое собеседование… Никогда в жизни больше к ним не пойду.

А потом думаю: а что я всё копаюсь в земле, что называется? И одна моя знакомая на тот момент в «Касперском» сказала: «А вот есть ещё такой персонаж, называется — технический директор. Ты не хочешь посмотреть вакансии на должность технического директора?» Я говорю: «Не знаю. Ну давай посмотрю». В итоге посмотрел, ничего интересного не нашёл. Думаю: ладно, раз пошла такая пьянка, в «Касперском» деньги платят, всё, в целом, хорошо. Я повесил резюме на HeadHunter именно под технического директора. Напихал туда умных слов всяких разных: какой я молодец, всё могу. И что-то, знаешь, никто не вёлся на моё это резюме. Наверное, потому, что опыта не было именно такого директорского.

В итоге думаю: если гора к Магомету не идёт, пойду я сам к горе. Пошёл искать и нашёл вакансию небезызвестного вам наверняка господина Бунина. Есть такой тоже персонаж, который HighLoad делает и всё остальное. (Олег Бунин – главный организатор конференций Highload, РИТ++ и т.д. – прим.Стратоплана). На тот момент у него ещё была контора с разработкой. Мы с ним там договорились, я в итоге написал какое-то совершенно бешеного размера тестовое задание листов на десять, как сейчас помню, получилось печатных. Это как бы много. Что-то мы с ним говорили, говорили… Договорились. И в итоге я к нему вписался именно на должность технического директора. Так я стал техническим директором. Это был, не соврать, наверное, 2013 год.

Компания Ontico?

Да. Она и сейчас есть ещё. Физически она существует. Но разработки там уже, конечно, никакой нет — и не без моего участия. Там история была такая, что разработка хромала. И на момент моего прихода висело несколько крупных проектов, которые фактически были в состоянии — если сейчас не сдать, то будут штрафы, размером равные как гонорар на эти проекты. То есть их провал фактически означал убиение компании. В итоге во всё это дело впрягся, где-то полгода пыхтел, кряхтел там, не спал, не ел. В общем, собственно, сдали все эти проекты благополучно, попутно осуществив отстрел и роспуск половины конторы. Поувольнял, поувольнялись, просто разошлись в таких добрых отношениях с людьми. И всё. На момент, когда я оттуда уходил, там оставались, наверное, три или четыре инженера, пара менеджеров… Собственно говоря, и всё. И благополучно контора сейчас уже не занимается разработкой, она всецело занимается бунинскими конференциями. И делает это отлично.

И в тот момент, когда всё стало тоже грустно, — там были определённые трудности с денежкой, со всей фигнёй… Ну, как обычно бывает в таких компаниях, когда они закрываются. Есть ещё Макс Богуславский, тоже в определённых кругах известный персонаж, на тестировочных конференциях светится. Он ко мне в Facebook пришёл и говорит: «А нет у тебя человека, который хочет стать директором по разработке?» Я говорю: «Да есть у меня один знакомый…» Он говорит: «Присылай резюме, вот адрес». Так я начал дружить с banki.ru. На тот момент Макс работал там начальником службы качества. Познакомились мы с ним на бунинском HighLoad: он пришёл спрашивать, как мы делали службу поддержки в «Касперском».

Я пошёл, хотя реально не знал, что это за контора — banki.ru. Я ещё у Дорофеева спрашивал — на тот момент он уже ушёл из «Касперского» и консультировал — «Может, слышал?» Он говорит: «Да фиг знает. Вроде есть…» Я прошёл четыре или пять собеседований! Сначала я разговаривал с HR — кстати, Кира Кузьменко, слышали наверняка про такую?

Знакомые имя-фамилия.

Да, сейчас у неё контора New.HR. В своё время она была HR в Mail.Ru. Короче, мир тесен. В общем, я с ней поговорил, потом я поговорил с техническим директором, потом я поговорил со всей командой, потом я поговорил с генеральным директором… Короче, что-то я уговорился прямо в сосиску. В итоге? они меня взяли к себе. Тогда я почти осуществил свою мечту — всегда хотел работать с ближней стороны Третьего кольца. Но не получилось, это было сто метров за Третьим кольцом. Но все равно ближе к дому, до этого я работал чёрт-те где, на другом конце города.

Так я перерулил в banki.ru. Мне вручили команду примерно в двадцать пять рыл. Я туда пришёл начальником отдела разработки. Есть команда, есть задача, пили — не хочу.

А потом шеф, который владелец компании, выгнал на хрен генерального директора, технического директора и Киру вместе с ними, через три месяца. У меня заканчивается испытательный срок, и у меня в компании должно поменяться руководство. Зовёт меня шеф, который владеет всей этой истории вместе с супругой (у неё тоже доля), сажает и говорит: «Привет, как дела?» Я говорю: «Нормально дела, работаем». Они говорят: «Мы тут уволили Алексея, знаешь?» Я говорю: «Ну знаю, что уволили». Он говорит: «Хочешь на его место?» Я про себя думаю: «А какой ещё вариант? Что вы мне сейчас найдёте какого-то упыря? Я к этому только привык, а вы его увольняете. Сейчас мне ещё одного заряжаете? Нет, ребята, ну вас на хрен, давайте я лучше сам как-нибудь справлюсь». Я согласился. В итоге через три месяца у меня начался новый испытательный срок, когда мне уже помимо разработки отдали всё, что было ещё. И тестирование, и эксплуатацию, и IT… Короче, всё-всё-всё.

В этот момент была ржачная тема. Когда я пришёл, мы с тем самым Богуславским, который меня пригласил, сидели на одном уровне. Знаешь, как боги сидят: наверху Зевс, пониже ещё кто-то, остальные ещё пониже… Мы с ним сидели на одной ступеньке. А в итоге он на одной из пьянок сказал: «Я никогда бы не подумал, что найму себе начальника». Я говорю: «Ну, так вот мир крутится».

Спустя пять лет ещё более прикольная история. Он ушёл сейчас работать в Gett, переквалифицировался, из тестировщиков ушёл в разработчики, нормально всё у парня, тимлидствует. И буквально несколько месяцев назад девушка рекрутер по задаче из Gett и говорит: «Приходи к нам директором». Ну, по какой-то фигне, разработке или ещё что-то. Я подумал: вот Макс бы удивился, если бы я второй раз накрыл бы его сверху, что называется, нежданно-негаданно. Но девочка из кадрового агентства там очень плохо отработала. На мой вопрос «А расскажите мне про ожидания хозяев бизнеса. Собственно, чего они хотят от человека, который придёт на должность руководителя разработки?» (Причём это московский офис, если я ничего не путаю, то сам Gett практически не разрабатывается. В московском офисе в основном пилят бэк-офис: бухгалтерия там, что от страны зависит.) Она говорит: «Я не знаю, вакансия только-только». И что-то мы там ля-ля-ля… Я говорю: «Ну ты пойди узнай хоть, что за работа. Смысл есть с тобой встречаться или нет». И в итоге она пропала. Так я не стал никем в Gett, остался там, где я сейчас.

А в banki.ru тоже была забавная история. Я там работал, упоролся первые годы полтора, чуть не помер. Выгнал нафиг весь аутсорсинг — белорусский, кстати, на тот момент. Подбил себе людей пожирнее и помощнее. В принципе, весело и задорно года за два ситуация стабилизировалась. Сейчас уже почти год, как я ушёл, и каких-то серьезных проблем насколько мне известно там ни с порталом, ни с чем нет.

А что ушёл?

Да, самое интересное. Сидел бы на попе ровно, как говорится, и сидел. Но, во-первых, сидеть на попе ровно я долго не могу, у меня терпения не хватает. Знаешь, когда всё работает — это не интересно. Интересно, когда ничего не работает.

А там шеф предпринял вторую попытку ухода от операционной деятельности. Он сказал: «Я найму нового генерального директора, и он будет руководить компанией, а я буду председателем совета директоров». В итоге, он нарыл на рынке тётку — из микрофинансовых организаций, микрокредитов. И по большому счёту, вообще очень сложный вопрос, каким макаром она залезла в эту Digital-историю. Ну, залезла и залезла. Начали с ней общаться, познакомили. «Алиса, это Пудинг. Пудинг, это Алиса». Первые месяца три она в мою песочницу не залазила. У меня, по большому счёту, ничего не изменилось: я как ковырялся, так и ковырялся, и пацаны тоже. Всё то же самое.

А потом в нагрузку к этой тётке пришёл новый HR-директор — из логистики в Digital. Ну, чтобы интересно было. Прикол в том, что эта тётка за свою жизнь, как я понимаю, не наняла ни одного IT-шника, не провела ни одного IT-шного собеседования и в принципе не очень соображала, что такое технари и как с ними бороться. Она сказала: «Люди — они и в Африке люди». Я говорю: «Да нет». В общем, что-то мы с ней не поладили на этой почве. Я говорю: «Ладно, когда мне нужна будет твоя помощь, я к тебе обращусь. Людей поищу, ещё что-то». Кстати, попутно, когда вся эта канитель началась, я так примерно представлял, что при замене директоров и всех прочих, знаешь, бывает — своих тащат. Потому что какой смысл работать с умными, когда можно работать с лояльными? Ну, если выходить на верхний уровень.

В итоге эти две подруги в меня вцепились, месяца два, наверное, я с ними повоевал. Пытался объяснять им, что исправлять работающую систему — это какая-то странная история, когда есть куча неработающих систем. Предлагал им до меня не докапываться и заняться теми вопросами, ради которых они, собственно говоря, в эту компанию пришли: развитием бизнеса там, всякой этой тряхомудией. Что-то они меня не послушали, начали на меня ругаться, говорить, что я слишком молодой, ни хрена в этой жизни не понимаю, сейчас они меня научат, как правильно работать, как IT-шников нанимать, что собеседования я провожу неправильно… Короче, место очищали для кого надо. И что-то я на всю эту историю посмотрел… И потом, просто по стечению обстоятельств достаточно забавных, как раз где-то за неделю до того как я подумал, что надо оттуда чухать, я познакомился с одной девочкой, с руководителем кадрового агентства. Есть такой DigitalHR, там такая есть девочка — Катя Гаврилова. Может быть, тоже где-нибудь пересекались?

Нет.

Она приезжала как раз на «Российские интернет-технологии», на бунинскую тоже конфу. Кстати, я с ним до сих пор дружу, я в членах программного комитета в двух его больших конференциях: одна про высокие нагрузки, вторая просто про интернет. И в этом году меня ещё до кучи на менеджерскую секцию приглашали, я там тоже с умным видом отбирал доклады — бо я понимаю, о чём эти люди говорят.

И на этой конфе что-то слово за слово, типа «Как дела?» Я говорю: ну вот так у меня дела. Ну и ей всё это рассказал, говорю: «Грустно мне. Надо что-то думать, куда-то валить». И буквально через два дня звонит чувак, говорит: «Приезжай в кабак, посидим попьём-поедим. Расскажешь, что к чему, а я тебе расскажу, что у меня есть». Я говорю: «Ну ладно, почему бы и нет». Приехал. И рассказали мне, что к чему, рассказали, кто я есть… Ну короче, так поболтали мило, попили чаю. И в итоге таким макаром я залез вот в эту историю с «компанией N», в которой я до сих пор благополучно барахтаюсь.

Это когда было?

Это декабрь прошлого года, декабрь 2016-го. Получается, три с половиной года в банки.ру оттрубил — и не вынесла душа поэта.

Ясно. Слушай, а в «компании N» ты на какой сейчас позиции?

Там иерархия очень сложная, но номинально я там технический директор, если без всяких там названий погон, должностей и обязанностей. Технический директор. У меня есть «компания N», у меня есть ещё вокруг «компании N» до хрена всего. Там история на самом деле совсем интересная. Когда я пришёл, у меня было два тестировщика и один разработчик. Да, ещё был один чувак из эксплуатации. То есть четверо. Сейчас у меня больше тридцати бойцов. Получается, за девять месяцев я себя умножил на восемь.

Нормально.

И самая ржака, что это всё работает. Я вот сижу в отпуске, строю себе дачу, пью пиво — и меня практически не дёргают. То есть получилось собрать бригаду «ух», которая весело и задорно способна решать эти задачи. Номинально это технический директор. Как уж там оно называется по трудовой книжке — наверное, пофигу.

Ром, очень круто. Наверное, половину придётся вырезать. Вопрос к тебе: ты там никаких конфиденциальных деталей не разгласил, за которые там могут тебя поймать?

Нет. Ну только что вот с [вырезано из соображений конфиденциальности] Это просто в качестве байки. Но реально так её почти и передали. Знаешь, наверное, это больше на грязное белье похоже. Ну, просто ушёл — и ушёл. Поменялось руководство — я ушёл. Ничего выдающегося.

Ок.

А про то, что они там из Digital, из логистики, из всяких прочих мест — я ничего такого тебе не рассказал, чтобы я на конференциях где-то не рассказывал, в каких-то отдельно взятых разговорах.

Ну и хорошо. Ром, давай ещё вот про что поговорим. Мы тут обнаружили, что ты стал нашим первым студентом в онлайн-курсе. Как это вообще получилось? Почему ты решил прийти в этот курс «Стратоплана», который в 2010 году запускался?

Слушай, если честно, я не помню как. Единственное, что я помню, что это был, наверное, первый и единственный курс, за который я заплатил свои деньги. Я не помню, естественно, сколько это было. Но я точно совершенно помню, что тогда я заплатил — и больше я никогда не платил: ни до, ни после — именно свои. Меня там потом конторы куда-то отправляли. Но вам я отдал свои кровные.

Знаешь, я пытался вспомнить ответ на этот вопрос. Мы же с дядей Славой (Слава Панкратов, управляющий партнер Школы менеджеров Стратоплан – прим.Стратоплана) познакомились в 2008 году, опять же через небезызвестного Дорофеева. Слава тогда делал конференцию Test Labs в Киеве, как сейчас помню. И я тогда рассказывал про то, как можно тестировать встраиваемые системы. Он мне ещё тогда сгоряча вписал полуторачасовой слот, я чуть не сдох потом, пока его рассказал. Таким макаром я с ним благополучно познакомился. И наверное, в тех же краях мы с тобой могли познакомиться, на каком-нибудь SQA Days или ещё какой-нибудь фигне.

Слово за слово, зацепилась эта история. Ну, больше Панкратова, чем твоя. Потому что на тот момент Панкратова было больше в моей жизни, да он и в принципе больше тебя, поэтому это логично. В 2009 году я пришёл в «Касперского», а в 2010 году я перестал быть инженером и меня начали пушить во все эти руководительские мероприятия.

Поскольку опыта серьёзного руководства, кроме гонять пинками студентов, у меня не было, я решил, что будет правильно, если где-нибудь пойду подучусь. Это во-первых.

Во-вторых, я по жизни учусь постоянно чему-то. Какие-то курсы, ещё что-то там. А тут думаю: что бы и нет? И какой-то у вас там тогда ценник был очень гуманный. Я не помню, какие-то там несколько сотен баксов — по тому курсу это было вполне себе разумно. Просто стало интересно, и я в это дело вписался. По-моему, я даже прошел курс до конца… или почти до конца. У вас же тогда не было каких-то серьёзных сертификатов, поскольку это была первая история. Поэтому каких-то серьёзных следов, кроме записи в Evernote у меня не осталось.

На самом деле реально было интересно. Это же был онлайн, а я в онлайне никогда особо не учился. А потом, на тот момент реально была необходимость поднаблатыкаться. Это такой зов — «а вдруг там эта команда менеджеров-фигенеджеров, а ты сейчас будешь по тем же граблям скакать, по которым уже двадцать лет люди прыгают. Пойди сходи». К тому же я лично знал Славу. На тот момент я не очень планировал становиться менеджером, поскольку я в душе больше инженер, чем менеджер. И до сих пор я инженер, и до сих пор я конфигурирую серваки, пишу тесты, читаю код и занимаюсь всякой инженерной фигнёй. Ну, какая-то вот такая история. Не то чтобы хотелось, как вот чуваки идут в MBA, чтобы их взяли на крутую работу. Мне не нужен был ваш этот стратоплановский диплом, чтобы меня взяли на работу. Это скорее была попытка повысить свой уровень, потому что иначе никак.

На самом деле, когда всё это рассказывали, вы же всякие книжечки советовали, сайтики какие-то вылазили, ещё там что-то. А в моём круге общения до сих пор не такое большое количество управленцев. Мои знакомые – в основном инженеры, либо чуваки уровня TOP-менеджмента. Поэтому вот эта середина — её у меня не было. И Дорофеев на тот момент мной не был ещё познан как большой специалист. Кстати, тогда он уже был моим руководителем в «Касперском», у него тоже была хитрая карьерная петля. В 2010 году он мной руководил фактически.

Короче, просто взял и пошёл. Более того — учился. Я нашёл домашки, там видно: прям чего-то делал, что-то писал, какие-то ответы на вопросы. Конечно, с высоты прожитых лет, как говорится, на них смотреть очень забавно. Там такие юношеские — не по возрасту, а по профессии юношеские — высказывания такие забавные, а-ля спасти мир. Если интересно, я могу наковырять, пришлю. У вас они, может быть, даже и не сохранились. Посмотрите, там поржать есть над чем.

Вот так я вписался во всю эту историю со «Стратопланом». Потом я вспоминал, вы же в моменте начали выкидывать какое-то количество материалов на халяву в интернет. Потом вы начали подтягивать других ребят, типа Селиховкина и всех вокруг него, разных чуваков. И я до сих пор периодически поглядываю за вами, что у вас там происходит. Не могу сказать, что трачу на это много времени, но так уж получается. Но бесплатные всякие штуки я не все, но нормально так осилил. «Белую книжку менеджера» осилил, «Чёрную книжку менеджера» осилил, набор микростатей, которые вы делали некоторое время назад, имени тебя, по-моему. Не знаю, насколько Слава в этом участвовал. Какие-то там короткие рассказы.

В своё время я поковырялся в вопросах, связанных с матрицами 2 × 2, 3 × 3, 4 × 4 — ваша фирменная тема, на которой вы спекулировали достаточно долгое количество времени.

И продолжаем…

Там действительно есть некоторые штуки. Сейчас я, к сожалению, не так много уже уделяю внимания вашему творчеству, но тем не менее поглядываю. На конференции на вас ходил иногда смотреть, когда становилось понятно, что там есть что-то действительно интересное. И так, с шутками-прибаутками, по большому счёту, я с 2010 года. Мне кажется, я от вас отлип, может быть, год назад, потому что с момента, как я перевалился в эту историю с «компанией N», стало просто не до того, как говорится, в хорошем смысле этого слова. Там хватало документации, всего остального — обчитаться в сосисечку, чтобы я ещё поглядывал, что происходит. Тем более у вас бизнес стал более концентрированный, более на того, кому это надо, нежели чем на какой-то праздный интерес. И потом, объективно, я всё-таки уже в сосиску обчитался всего этого, обсмотрелся. Уже не влазит — есть такое состояние души и тела, когда уже никак не впихивается это всё. Поэтому сейчас я не смотрю. Но придёт время — я ещё посмотрю. Знаешь, волнами, как книжки читать. Полгода читаешь — полгода не читаешь, потому что не влезает.

Вот так я с вами познакомился. Помнишь, я же ещё приезжал в Питер, какую-то лекцию толкал. Только я не помню, это было в рамках «Стратоплана» или какой-то другой истории.

Да, было выступление. Ты как раз тогда в banki.ru работал.

а, наверное. Ну, либо в «Касперском», либо в banki.ru. Скорее в banki.ru. Я приезжал тогда, как раз тебе рассказывал про всякие штуки-дрюки, связанные с техническим директорством, если я ничего не путаю. У меня даже где-то презентация валяется.

А у нас всё записано.

Видишь, я и с другой стороны экрана тоже побывал, в вашем чудо-офисе.

Слушай, Ром, а если отмотаться на семь лет назад: первый студент в «Стратоплане». Понимаю, сейчас тяжело вспомнить, потому что после этого пережилось уже до фига всего. Но тем не менее, можешь вспомнить, что вообще это дало? Ты записался в онлайн-программу, слушал вебинары, мы там что-то рассказывали. И чего? Помогло — не помогло? Что случилось-то?

Знаешь, какая история? У меня организм так устроен, что он при наличии некого внешнего лёгкого воздействия выдаёт определённые повышенные характеристики. Грубо говоря, я не могу сказать, конечно, я уже не вспомню, насколько помогло или не помогло в принципе. Но если вспоминать какие-то последние манёвры, которые в моей жизни происходили, когда я вписывался в какие-то образовательные программы, я точно знаю, что когда меня просят что-то делать, то если я вписался — я делаю. Поэтому я практически уверен, что на тот момент, естественно, помогло. Потому что, во-первых, поговорить с умными людьми, во-вторых, если я ничего не путаю, вы же разрешали тогда смотреть ответы других людей на вопросы.

Да.

И фактически это был такой поход на конференцию, на которой ты разговариваешь не с одним человеком, а с пятнадцатью, двадцатью — я не помню, сколько было. Читаешь эти истории, смотришь, какой подход, нравится — не нравится, где чего там поворачивает или не поворачивает. То есть фактически, судя по тому, что произошло дальше, как двигалась моя жизнь в дальнейшем, — не без этого. Потому что как минимум я не срыгнул с профессии, не сказал — да пошло оно всё в жопу и видел я всё это в гробу, давайте я пойду назад тыкать свои кнопки, писать автотесты и радостно заниматься всякой этой фигнёй.

Учиться под присмотром, даже при условии, что тебя, может быть, даже и не сильно учат, получается гораздо более эффективно, нежели чем самостоятельно обучаться. В этом-то, может быть, и польза всех этих курсов. Индустрия гибкая, и понятно, что то, что вы рассказываете, с очень большой вероятностью, не подходит в том виде, в котором оно есть. Но раз уж ты в это дело вляпался, а особенно за свои баблосы… Ни фига себе, я же говорю — это единственный случай в моей жизни, когда я за свои баблосы во что-то образовательное вписался. Знаешь, это пресловутый волшебный пендель, про который в КВН шутят. Понимаешь, что надо; понимаешь, что полезно, потом прокрастинируешь по этому поводу — теперь это модное слово стало: прокрастинировать. Ты ходишь, смотришь, читаешь какие-то книги. На тот момент книг-то тоже было не очень много переведено, это сейчас хайп: все переводят эти книжки по управлению, 250 штук в месяц выходит. А тогда было очень мало, и вписаться в тусовку людей, которые в этом в принципе понимают больше, чем ты, по-любому, и ещё знают какие-то там магические пассы… Это просто штука, которая тебя двигает вперёд потихонечку.

И чисто из чувства давно забытого институтского и школьного, когда нельзя просрать контрольную, потому что получишь двойку или тебя отчислят, — здесь примерно такая же история. Ну, это мой, может быть, подход к жизни, но тем не менее. Вот этот ваш курс, потом я ходил ещё на один курс достаточно интенсивный, шестинедельный. Каждый день нужно было слушать лекции. Каждый день, чувак, шесть недель. И я не пропустил ни одной. И так я стал HR внезапно, потому что я закончил курсы по поиску людей. Есть такой известный в определённых кругах Александр Зиза. Он делает секции бизнесовые на бунинских конференциях. И вот мы с ним шесть недель каждый божий день… Я тоже делал какие-то домашки, какие-то вебинары. И честно, не профукал ни одной этой самой лекции. Я честно сделал все домашки. Я закончил этот курс — один из немногих, кстати, кто начинал. Это мотиватор, стимул — как хочешь, так и называй.

Естественно, сейчас я уже не вспомню, я просто знаю, почему я на все эти истории подписываюсь. Потому что слишком большое количество дел, и из этого большого количества нужно что-то выбрать. Выбрать просто так — тяжело. А выбрать под давлением очень просто: потому что там, где давят, там делаешь. Польза по-любому была.

Во-первых, польза была, потому что, как я уже сказал — люди. Во-вторых, те моменты, которые мы тогда рассматривали, обсуждали — это были вполне себе живые истории из жизни. А на тот момент вашего опыта с дядей Славой управленческого было явно поболе моего. И интересоваться мнением коллег, которые в принципе не в теме, на самом деле всегда полезнее, особенно с точки зрения управления.

Знаешь, как иногда ходят к кому-то вообще не понимающему ничего, начинают ему рассказывать. Пока всё это разжуют — вроде как и до истины докапываются. Здесь примерно такая же история. Сам ты хрен бы сдвинулся. А тут вроде как не хочется быть последним в группе, не хочется краснеть: «Где твоё домашнее задание, Роман Сергеевич?» Ты говоришь: «Я его не сделал, потому что я был чем-то занят». Тебе говорят: «Фу, какой ты негодяй». А тебе, на секундочку, тридцать лет почти, и не очень хочется, чтобы немногим старше люди, буквально в несколько лет, ходили и тыкали в тебя пальцем, говорили, что ты педальный конь и не сделал домашнее задание, хотя сам вписался, — соберись, тряпка. Вот такого плана.

Естественно, я оттуда надёргал всяких текстов, книжек, умных мыслей и всё это записал. До сих пор всё в Evernote валяется. Нет, с пользой. Сто пудов — с пользой. Потому что меня ж не разжаловали в итоге в «Касперском», наоборот: помимо одной команды, мне потом доверили этот чудо-проект, который все просрали до меня.

Ок, ок! Давай, может быть, тогда к урокам. Ну вот смотри, ты прошёл через несколько компаний, и, на мой взгляд, довольно стремительный рост получился. Ну, правда, из нашего круга редко кто вот так вот: раз-раз-раз, хоп-хоп-хоп — и уже и тут технический директор, и там технический директор. Какие выводы ты для себя главные сделал из всего этого? Что нужно делать, чтобы стать техническим директором? Или это вообще не самоцель?

Расскажу. Смотри, во-первых, есть одно мощное правило, которому я следую всю жизнь и, надеюсь, буду следовать дальше. Оно звучит очень просто. Оно звучит: «Не ссать!» То есть в чём тут прикол? Прикол в том, как я вообще туда загремел. Во-первых, как я тебе уже сказал, я всё-таки инженер гораздо больше, чем менеджер. И от этого у меня, на самом деле, достаточно большое количество трудностей при общении с менеджерами, которые менеджеры-менеджеры, которые позаканчивали MBA всякие, которые понаполучали всякие чудо-дипломы. Я с уважением отношусь к труду, который люди вкладывают в это, но что-то мне как-то по жизни с этим не очень везёт. И в принципе, смотри, всё было очень просто. В моменте, пока я, соответственно, занимался инженерией, всё было линейно, скажем так. Я был руководителем инженерной группы. То есть там всё понятно. Руководитель-инженер — это не руководитель в классическом понимании этого слова. То есть, это больше диспетчер. Ты понимаешь, что происходит, ты понимаешь, что где не хватает, где что не работает. То есть ты фактически, знаешь, занимаешься условным руководством.

По поводу технической всей вот этой вот истории. Самоцель? Сложно сказать. На самом деле сейчас вообще очень странно мир устроен, потому что горизонтальный рост во многих компаниях очень быстро заканчивается. Я имею в виду, что ты можешь быть старшим инженером, но в моменте ты так и будешь старшим инженером, ты будешь решать какие-то задачи. И количество людей, перерастающих старших инженеров, какие-то там истории, связанные с архитектурой — их, на самом деле, не так много. Да и, по большому счету, тоже странная вещь.

Как я вообще во всю эту историю вляпался и почему вляпался. Потому что на момент, когда я уже был менеджером, я немножко от технологии отъехал. Потому что тут нельзя по-другому: ты не можешь быть одновременно суперкрутым руководителем и ещё при этом быть суперкрутым инженером, потому что надо что-то выбирать. И за меня тогда выбрали обстоятельства. Обстоятельства выбрали так, что я был больше руководителем, нежели чем технарём. При этом всё равно понимая, что происходит, что к чему и как. И вся история про техническое директорство, как бы оно там не казалось с улицы, это на самом деле больше руководство, нежели чем инженерия. То есть это нормальный такой себе TOP-менеджер, который занимается далеко не инженерными вопросами. Он занимается людьми, он занимается технологиями, он занимается всякими вопросами, связанными с бюджетами и прочей фигнёй. То есть это именно менеджер на самом-то деле. И вопрос: есть ли смысл в это лезть в моменте…

Знаешь, когда ты переходишь из младшего инженера в старшие инженеры, ты понимаешь: тебе начинают доставаться более интересные задачи, тебе начинают больше доверять крутые штуки пилить и так далее. А здесь… В своё время я читал на одном из слётов системных администраторов (есть у нас в Подмосковье такое мероприятие) лекцию, которая называется «Проклятие кожаного кресла». И в нём как раз я рассказывал про то, что в слове «технический директор» слово «технический» — это, знаешь, такой как бы оттенок, а основное слово во всей этой истории – это именно слово «директор». То есть здесь не про инженерию уже вообще.

И какие шаги делать? Здесь, во-первых, нужно действительно разобраться с самим собой. То есть, если ты хочешь оставаться в инженерии и заниматься программированием, заниматься написанием кода, решать крутецкие задачи и так далее — то тут вообще ловить нечего. Если ты хочешь вылезти из-под тех упырей, которые тобой командуют и заставляют делать какое-то унылое говно с точки зрения технологий, — наверное, всё-таки имеет смысл в эту сторону поковыряться. Объективно, не так много людей, которые в это всё вляпываются. Ну, слава богу, как говорится, в компаниях тысячи инженеров, а технических директоров всего один.

Если совсем вот так вот, конечно, гораздо более комфортная должность — это где-то пониже на этаж: это на уровне, где ты занимаешься разработкой, какой-нибудь ты там директор по разработке, или руководитель отдела разработки, или что-нибудь ещё. Потому что там ты всё-таки поближе к технологиям. А вот здесь ты на самом деле уже прям как бы чиновник, что ли. Не знаю, как это правильно сказать. То есть, тебя волнуют уже совсем другие вопросы. И времени на инженерию почти не остаётся. То есть я, например… я там пописываю себе всякую фигню, скрипты пишу по-прежнему, по праздникам и не по праздникам, когда времечко на это остаётся. Но это такой путь в один конец. Я совершенно чётко понимаю, что для того, чтобы мне сейчас вернуться в инженерию, то есть чтобы мне сейчас бросить всю эту директорскую канитель и стать, допустим, старшим разработчиком, архитектором – и пипец, я уже не смогу. Либо если смогу, то будут приложены колоссальные усилия, конечно.

Это здесь важно понять: либо ты остаёшься там, либо ты остаёшься тут. Промежуточного состояния нет в принципе и быть не может. Это очень важно. Но с высоты прожитых лет я могу сказать, что надо выбирать: либо ты инженер, либо директор. И, в принципе, в российских компаниях в меньшей степени, в буржуйских компаниях в большей степени — если ты высококвалифицированный инженер, то ты можешь иметь деньги, полномочия и почести на уровне TOP-менеджмента, вообще не вопрос. В Auriga был такой, назывался — engineer genius. То есть, это высшая каста инженеров. Их там было всего ничего. Они наверняка получали охрененно огромную кучу денег. Их даже по-моему давали в аренду другим компаниям, чтобы они им решали какие-то охрененно сложные задачи. Но таких людей очень мало.

И если ты в историю с инженерией лезешь, то тебе вообще нечего делать в менеджменте. Либо ты там, либо ты тут. Промежуточное звено — это вот сейчас современное вот это тимлидское течение, которое считает, что тимлид — это не просто старший инженер: это ещё и немножко менеджер, который занимается и people management, и занимается планированием и так далее. Вот по опыту — ни хрена так не получается. Люди перестают быть старшими инженерами спустя какое-то количество времени и вырождаются в обычных project-менеджеров.

Поэтому точно скажу, что первое, что нужно понять — а надо ли? Потому что многие считают, что, во-первых, ты придёшь туда, там тебе будет космическая зарплата и вообще ты будешь просто богом. Я тебе скажу так, что если рынок ещё раз выпотрошить, то зарплата хорошего, очень хорошего инженера высококвалифицированного соизмерима с зарплатой технического директора. А во многих компаниях технический директор получает гораздо меньше денег.

Плюс, ещё есть такая дебильная история, что, например, технический директор Mail.ru и технический директор ООО «Иванов» — это немножко разные технические директора, которые выполняют разные функции. И польза от того, что ты станешь техническим директором в какой-то компании, в которой IT вообще не является профильным бизнесом, например, в какой-нибудь страховой компании, то ты будешь не про технологии, ты будешь рабом бизнеса. Те инструменты, которые используются, уже заранее предопределены. Это как в банкинге: там есть софт, который используется всеми, потому что он есть. И очень большая разница между техническим директором, например, компании, в которой у тебя в подчинении находится, грубо говоря, пятьдесят человек и ты, в принципе, можешь с этими людьми делать какие-то реально крутые штуки — либо ты технический директор, потому что ты самый старший по профессии чувак в компании, которая, например, занимается обслуживанием ксерокопирующей техники. У них есть сайт, у них есть 1С, у них ещё какая-то хрень, и всё это вместе нужно было под кого-то запихнуть — поэтому они запихнули это под тебя и назвали тебя техническим директором.
Это тоже очень важный момент.

Быть техническим директором в компании, в которой нет IT — это шляпа. Быть техническим директором в компании, в которой есть IT, но это какой-то IT обслуживающего характера, такой, знаешь, типа Service Desk — это тоже шляпа. И, как и в любом другом месте, ты не сможешь потом выбраться оттуда. Это, знаешь, как в торговлю уходить. То есть человек, который уходит в торговлю, он потом оттуда никуда не выходит, потому что у него ничего не получится. Он кроме торговли ничего не понимает.

И здесь примерно такая же история. Если ты стал техническим директором в компании, в которой IT не является профильным ресурсом или околопрофильным — то ты фактически обрёк себя на какую-то непонятную хрень. Ты не будешь никаким директором, ты будешь по-прежнему программировать, чинить сервера, компьютеры и прочей хренью заниматься, но ещё, до кучи, каким-то там бюджетом будешь заведовать и ещё какой-то фигней.

Поэтому мне, на самом деле, повезло. Я даже, наверное, так тебе скажу: не повезло — а я выбрал верный путь. Давай, как говорится, без лишней скромности. То есть все мои конторы, которые вставали на пути, они все всё-таки про инженерию. У меня был Бунин, который целиком и полностью занимается разработкой, у меня был banki.ru, в котором у меня количество инженеров в компании превышало 20 процентов численности. Это, в принципе, тоже такой аргумент. На момент, когда я оттуда уходил, у меня, по-моему, было 35 человек из 150 всего в компании. То есть моя доля в бизнесе была очень ощутимая. Из-за этого у меня был политический вес, и за это я мог там делать всякие штуки, и на это мне там давали деньги, и всё такое прочее.

А при этом была у меня одна история — был момент я искал заместителя по разработке. То есть, того человека, который снимет с меня нагрузку, связанную непосредственно с разработкой. То есть планирование, потряхивание подрядчиков, договориться с пацанами, какие-то процессы докрутить, ещё что-то. И я на эту процедуру потратил много месяцев. Ко мне приходили разные люди. Все они с шильдиками а-ля «технический директор», директор по тому, по сему, по пятому, по десятому… Я тебе хочу сказать, что человек двадцать я посмотрел, и ни с одним с ним я бы не смог работать. Потому что ну никак.

Почему?

Это люди из серии — что я тебе сейчас рассказал. Какие-то микроконторы или конторы, которые делают пицца-сайты, всякие маленькие веб-студии. Это люди, которые номинально надели погоны. Им за это, по причине того, что денег дохрена, начали платить деньги. Они возгордились и решили, что они такие вот прям молодцы, и в принципе они способны и за технологии отвечать в бизнесе, и за людей, и за инфраструктуру, и за всё-всё-всё-всё. Но на поверку это всё хрень. Ни хрена они так не могут.

Потому что к этому надо прямо идти. Моё мнение, что, по большому счету, с вероятностью почти в сто процентов многим нечего тут делать. Сейчас появляются возможности для горизонтального роста, не то что раньше. Раньше ты тупо не мог больше денег заработать, если ты не рос вверх. А в моменте мне нужны были деньги, поэтому я рос вверх. Потом засосало, стало интересно, и сейчас я уже хожу даже не столько за деньгами, а сколько за задачами. То есть «компанию N» купил тем, что я пришёл, и мне сказали: «Вот это поле, в этом поле что-то есть, вот тут растёт, где-то здесь можно найти что-то, и вот тебе ещё три инженера — и давайте, пожалуйста, чтобы всё было хорошо. Уменьшите долю подрядчиков, там десятки людей работают на этот бизнес на подряде. Нарастите свои мощности, и чтобы получилось хорошо». Вот это задача, которая на самом деле хорошая, управленческая и при этом одновременно инженерная задача. Перестроить стек и перестроить бизнес одновременно.

Почувствуйте разницу, как говорится. Моя доля участия в бизнесе сейчас очень большая на самом деле. А доля участия технического директора в фирме, которая производит пицца-сайты — нулёвая, потому что основная доля участия там, как ты сам понимаешь, у продавцов. Там про бизнес, про деньги — но не про технологии. А у меня сейчас наоборот: не про деньги, не про бизнес, а про технологии. Ну и в конечном итоге про бизнес — потому что экономия на подрядчиках из-за этого получается безумная. Там сейчас рынок тоже очень хитрый, про него можно рассказывать за чашечкой чая, как говорится, не для протокола. Но там всё очень забавно. Прямо пипец как забавно.

Основные шаги — если возвращаться к изначальному вопросу. Первый шаг — это понять, насколько ты готов отказаться от инженерии — буквально, прям совсем. Потому что не будет времени на разработку.

Второй шаг: после того, как ты понял, что ты готов отказаться от инженерии — нужно оценить возможности и состояние того бизнеса, в котором ты на текущий момент находишься. Если твой бизнес про коммерс, про маркетинг, про какие-то непонятные нелинейные связи и так далее, то, скорее всего, чтобы продвигаться дальше, нужно валить. Причём моё мнение, что надо набирать воздуха в грудь побольше и валить вот совсем. Нет такого, что ты инженер — старший инженер — тимлид — руководитель отдела разработки… и потом технический директор. Это путь — ты обосрёшься, ты двадцать лет будешь до него идти, если контора не будет заинтересована в этом. Мне кажется, что наиболее верный путь — нужно просто в моменте надеть шлем потолще и попытаться зайти через закрытую дверь. Попутно оставаясь в той компании, в которой ты есть.

Но, людей, которые выросли в тех компаниях, в которых они работали, выросли из специалистов в технические директора, на моём пути встречалось очень мало. Может быть, не встречалось вообще. Потому что объективно на эту позицию чаще всего приглашают варяга. И наверное, это правильно: потому что у тебя незамыленный взгляд, ты приходишь, говоришь, что они тут все с руками из известного места, и вообще ты всех видал, вертел, и всё они делают неправильно. Ты должен быть без страха и упрёка и, что самое главное, без каких-то прошлых связей с руководством. Это тоже важный момент. Когда я прихожу в новую компанию, мне по барабану на них на всех, потому что они меня первый раз видят, и я их тоже вижу первый раз. Мне пофигу. Короче, чтобы эффект давления исключить.

Но вертикальный рост… Если тебе повезёт и ты внезапно окажешься в компании, которая решила вырасти из маленькой студии в большую студию — наверное, это будет здорово. Но по моему опыту общения с такими людьми, всё-таки, наверное, правильный ход — перемещаться между компаниями. Во-первых, в рамках одной компании ты опыта наберёшься очень однобокого. С точки зрения инженерной мысли всё чуть-чуть попроще: ну программируешь и программируешь. А вот с точки зрения управленческой составляющей, которая слово «директор», — лучше по компаниям немножко побегать.

Если я сейчас буду вспоминать Ontico, вспоминать banki.ru и смотреть на то, что сейчас происходит, — это, конечно, колоссальная разница с точки зрения управления командой. Там я бизнес спасал, в banki.ru я ничего с ним не делал, здесь я бизнес фактически поднимаю, если так можно сказать. То есть это три абсолютно разных работы. И по большому счёту, если брать опыт онтиковский и тащить его как есть в banki.ru, то это хрень полная, ничего там не выстрелит — ты себе в ногу выстрелишь, это точно.

Мне кажется, надо быть готовым к этому. Если посмотреть на технических директоров крупных компаний, каких-нибудь Mail.Ru, Яндекс и так далее, посмотреть на их карьеру: люди в компании сидели сто лет, люди в компании просидели с момента, когда это была маленькая компания — и стала большой компанией. Но если посмотреть на количество миграций такого уровня людей — например, сколько директоров по чему-нибудь вышло из Яндекса или из Mail.Ru и ушли не в Яндекс и не в Mail.Ru? Там их очень мало на самом деле.

Если ты посмотришь на крупные IT-структуры, например на всякие сотовые операторы и прочие — там горизонтальная миграция тоже очень редко развита. Я имею в виду — горизонтальная миграция по индустрии. Технический директор «Билайна» редко переходит в технического директора «Мегафона». Например, в своё время главный маркетолог «Мегафона» переходил хрен знает куда. В момент, когда ты становишься директором какой-нибудь конторки вроде Mail.Ru, то, по большому счёту, это просто тупик. Всё, ты приехал. Твой лифт выше уже никуда не может двинуться. Эта классическая тема собеседования, которая называется «решать интересные задачи», бла-бла-бла… Задачи одинаковые становятся в моменте уже везде. Я попробовал три типа бизнеса: закрывать, поддерживать и развивать. И следующий тип бизнеса будет отличаться уже только масштабом.

Хотя, на самом деле, в инженерии такая же ботва. Рано или поздно ты напишешь свой Facebook и на этом успокоишься…

Круто, спасибо! А вот еще вопрос: ты много выступаешь на конференциях. Для чего?

На самом деле очень понятно, зачем. Во-первых, я очень люблю эту индустрию и мне хочется, чтобы мои костыли и шишки, которые я уже собрал, другие люди не собирали. Кстати, помимо этого я сейчас преподаю – и в онлайне, и в Бауманке. И ещё всякие крупные компании — тоже периодически приглашают. Ну, не в рамках консультанта, а просто меня зовут и говорят: расскажи им что-нибудь умное.

Просто я считаю, что любой уважающий себя человек, который, как я, уже шестнадцатый год ковыряется в этом дерьме, — неплохо бы пойти и рассказать людям. Короче, я хожу и раскрываю им глаза. Я не рассказываю, как тут всё здорово и круто — это и так все рассказывают: как можно сделать и так далее. Я чаще хожу и рассказываю, как не надо делать. С моей точки зрения, это гораздо более полезная информация. Ты приходишь и говоришь: чуваки, вот так никогда не делайте, потому что я так делал три раза — и все три раза меня убивало за это — током например. Или к продакт-менеджерам прихожу и говорю: чуваки, перед тем как зайти к IT-шнику, было бы неплохо понять вообще, на каком языке эти люди разговаривают. И парень в свитере с оленем — он в принципе тебя ненавидит по умолчанию и будет ненавидеть тебя вне зависимости от того, что ты делаешь. Он просто тебя ненавидит — потому что он просто ненавидит всех. Вот это многие не знают, и из-за этого огромное количество проблем.

Короче, я хожу и говорю: вот так не делай, вот так не делай, вот так не делай. Они говорят: «А как делать?» Я говорю: «Как делать — ты разберёшься на месте. Но вот так точно не делай». Ну, это круто на самом деле — ходить и рассказывать. И потом, мне очень нравится что-нибудь рассказывать, это торкает. Особенно когда ты смотришь в глаза людей и видишь затылочную кость — потому что они ни хрена не понимают, о чём ты говоришь. А ты им говоришь на уровне понимания, например, как моя мама поймёт, которая далека от всего этого. И ты понимаешь, как бесконечна вселенная твоих будущих свершений — потому что за тобой идёт огромная толпа с пустыми головами. В своё время кто-то, не помню, сказал, что каждый прочитанный тренинг увеличивает стоимость тех, кто их не слушал, примерно на десять процентов. Ну, это не то что палка в огород тренинговых всяких штук, но во многих случаях там есть своя правда.

Учиться тоже надо уметь. И очень многие из-за этого упарываются. Они идут на конференцию, слушают, что им рассказывают, говорят «О!» — бегут и пытаются это применить. А на самом деле это ни хрена не то, что им нужно. А среди лекторов, спикеров и тренеров далеко не все приходят и говорят «Чуваки, не факт, что вам это…»

Поэтому если ты дорос до состояния, когда ты можешь решать какие-то крутые задачи, — идти и рассказывать, где ты обосрался: чтобы люди поменьше вступали в говно и двигали индустрию дальше. Иначе мы тут все загнёмся. Вот, в одном предложении, что я там делаю. Ну и ещё немножко HR-брендинга, на сдачу. Чтобы потом людей было проще нанимать.

Рома, очень круто! Спасибо за откровенной разговор. Будем звать тебя выступить в школе 5.0.

Парни, не вопрос. Надо будет только по времени согласоваться! Давайте, удачи!